Forex публикации: Статьи



[19.03.05]

Схемы отмывания, о которых знают в FATF

В очередной статье постоянных авторов «ВС» показаны основные схемы отмывания денег на фондовом рынке, на рынке драгоценных металлов и драгкамней. Авторы делают вывод о главной роли в отмывании капиталов оффшорных юрисдикций и политически нестабильных регионов.

Нелегальные системы переводов Отмывание денег – процесс, неизбежно затрагивающий социально-политические проблемы и указывающий на их обострение. Безусловно, экономика и политика неразделимы на практике: политикам нужны финансы, а экономистам нужны политики, которые бы лоббировали их интересы. Это зачастую и порождает разделение экономики на теневую и легальную. неуплата налогов или нелегальный экспорт капитала являются куда меньшим злом, чем финансирование терроризма или отмывание криминальных барышей.

FATF (Financial Action Task Force on Money Laundering) – одна из специальных международных организаций, на которую возложена функция борьбы с отмыванием капиталов [1]. Она регулярно проводит исследования в своей области, и сегодня FATF выделяет несколько общепринятых схем, которые можно идентифицировать как отмывание денег.

Первая из таких схем – нелегальные системы переводов. Существование черных и серых систем переводов без открытия счетов означает, что национальные системы безналичных платежей имеют юридическую и процессуальную брешь. В разных уголках мира такие системы получили бытовые названия hawala, hundi, fei-chein, black market peso exchange. Суть системы таких расчетов состоит в том, что физическое или юридическое лицо нелегально предоставляет услуги по переводу средств через свой вполне легальный счет. Схема работает просто – вам лишь достаточно закачать в систему деньги при помощи большого количества небольших переводов на банковский счет компании, и далее вы без всякого мониторинга со стороны властей начинаете осуществлять платежи и переводы другим клиентам нелегальной системы. По желанию клиент такой системы может вернуть деньги в легальный сектор, например, на свой оффшорный банковский счет.

Понятно, что нелегальные системы расчетов, действующие в глобальном масштабе, время от времени нуждаются в том, чтобы деньги легально двигались между их филиалами. Для этого в качестве прикрытия используется легальный экспорт: завышая или занижая цены на продукцию, филиалы поддерживают нулевой баланс. Для того чтобы обналичивать деньги или, наоборот, закачивать их в систему, нелегалам приходится использовать обычные банковские счета. Это их слабое место. Органы надзора без особых усилий могут определить, что на счете творится что-то неладное. Так, в одной из стран Юго-Восточной Азии были задержаны владельцы предприятия. Основанием стало обвинение в услугах по проведению нелегальных расчетов. Внимание органов надзора привлек тот факт, что при общем обороте компании в $150 тыс. через ее счета в разные годы проходило от $1.7 млн. до $3.5 млн. Удалось открыть систему расчетов, состоящую из 14 филиалов в разных странах мира. При задержании подозреваемых было изъято $350 тыс. наличными.

Филиалы таких расчетных центров привлекают к себе внимание огромным количеством международных платежей и существенной разницей между оборотами по отчетности и оборотами по счетам. При благоприятной фискальной обстановке такие филиалы могут переносить свою активность на расчеты наличными. Деньги, попавшие в такую расчетную систему, могут оказаться в любой точке мира и использоваться на любые цели.

Нелегальные расчетные центры Нелегальные расчетные центры тесно связаны с криминальными структурами и финансированием терроризма, однако полностью запретить существование переводов без открытия счетов многие правительства просто не в состоянии. Во-первых, в режиме переводов без открытия счета работают многие именитые структуры (например, Western Union, Money Gram), имеющие безукоризненную репутацию и тесные контакты с финансовыми структурами, которые связаны по рукам и ногам многочисленными конвенциями и нормами национальных законов, обязывающими их бороться с отмыванием денег.

Во-вторых, до сих пор существуют районы, например, в Азии и Африке, где банковское обслуживание недоступно, и единственным источником поступления из-за рубежа средств для местного населения становятся т.н. «бюро обменов», которые, в свою очередь, часто являются единой составной частью «серого» или «черного» расчетного центра. Закрытие таких «бюро обменов» может стать причиной социального взрыва местного масштаба.

В FATF видят единственный выход – усилить мониторинг за движением средств на счетах клиентов банков. И здесь уже разразилось немало скандалов. Так, в США в апреле 2003 г. в отмывании денег обвинили крупную систему переводов через Интернет – Pay Pal, которую накануне купил аукцион eBay. В то же время попрежнему функционирует явно подозрительная система переводов, предполагающая трансферты при помощи «золотых электронных динаров» [2].

«Стиральные машины» на фондовом рынке «Стиральные машины» на фондовом рынке – не такое уж и редкое явление. Самой простой схемой считается обеспечение расчетов между участниками в трех юрисдикциях. У брокера за рубежом открывается счет, на который начинают поступать деньги из разных источников. А поскольку счет принадлежит нерезиденту, большинство юрисдикций вводят для таких счетов льготный режим функционирования, предусматривающий возможность репатриации прибыли, льготный режим налогообложения и т.д. По истечению нескольких дней операции на рынке прекращаются, а денежные средства отправляются на банковский счет в третью страну с более жестким мониторингом, но источник средств уже не рассматривается как подозрительный.

К более серьезным схемам относится создание легальной компании за счет нелегальных денег. FATF раскрыла уже не одну такую схему. Так, в 1994 г. криминальные структуры из стран Восточной Европы создали легальную компанию, которая получила доступ на фондовый рынок. Компания занималась экспортом нефтепродуктов из стран бывшего СССР. К 1996 г. доходы компании возросли в 10 раз, и она зарегистрировала и разместила на рынке свои акции на сумму $74 млн. Орган регистрации без колебаний выпустил на рынок всю эмиссию.

Однако в силу случайных обстоятельств компанией заинтересовалось национальное агентство по борьбе с отмыванием денег, которое установило, что после реализации эмиссии компания начала покупку активов в странах Восточной Европы по ценам, в десять раз превышающим их реальную стоимость. Более того, из $74 млн. почти половину, $32 млн., разместила в оффшорном банке, который, как потом было установлено, принадлежал криминальным структурам. Компания проработала четыре года, в ее руководство входили достаточно известные в Европе общественно-политические деятели. В настоящий момент в FATF ожидают решения судебных властей по этому делу. К серьезным схемам отмывания, которые расшатывают рынок изнутри, относятся также манипуляции на фондовом рынке. Наиболее распространенные надувательства на фондовом рынке – различные схемы выкупа аферистами давно действующих компаний с последующим аффилированием брокеров и предоставлением на рынок неправдивой информации. Например, менеджер сообщает, что компания начинает производство какого-то нового продукта по революционной технологии. Рынок разогревается (в справочнике FATF приводится случай, когда за несколько дней цена акций выросла в 6.4 раза), мошенники избавляются от акций, после чего рынок обваливается.

На Уолл-Стрит подобные вещи иногда вызывают шок, что влияет на основные индексы. Как показали проведенные FATF исследования, на нарушение закона по таким схемам часто идут лица, связанные с торговлей наркотиками, поскольку это позволяет им не только зарабатывать деньги, надувая инвесторов, но и отмывать наркодоллары. Анализ приводимых FATF примеров позволяет выделить следующие основные признаки манипулирования рынком: резкие изменения цен; новости, которые вскоре опровергаются; наличие среди респондентов оффшорных компаний с неопределенной структурой владельцев. Интересно, что даже разводненность пакетов акций компании не может служить гарантией стабильности. Бывали случаи, когда публично торгуемые компании выступали в роли фильтров, через которые прогонялись «грязные» деньги. При этом даже крупные акционеры ничего не подозревали, поскольку злоумышленники вступали в сговор с высокопоставленными инсайдерами.

Как показала практика, наибольших результатов на фондовом рынке удается получить тем злоумышленникам, которым удалось перехватить контроль над банком, брокерской конторой или другим финансовым учреждением, где высокая активность в расчетах не вызывает особых подозрений со стороны органов надзора. При развитой системе мониторинга и ужесточении законодательства в ряде стран, особенно после корпоративных скандалов с Enron и WorldCom, деньги на фондовых рынках отмывать становится все сложнее и сложнее. Теперь уже ни у кого не вызывает иллюзий, чем может заниматься перестраховочная компания, зарегистрированная, например, на Каймановых островах.

Желтый металл для черного рынка Рынок драгоценных камней и благородных металлов сегодня вызывает значительно больший интерес у «инвесторов с большой дороги», чем другие рынки. Золото и драгкамни способны вмещать большую стоимость в малых размерах, их легко можно перевезти в любую точку мира. Самым простым примером отмывания денег на рынке золота и драгоценных камней является покупка ювелирных изделий за «грязные» деньги. В США и странах ЕС покупка за наличные на крупную сумму моментально фиксируется. Недавно FATF выявила случай, когда за полтора года человек приобрел на $2.4 млн. ювелирных изделий, оплатив их наличными. Как выяснилось позже, у него не было ни постоянного места жительства, ни работы, а такую сумму денег принесла ему наркоторговля.

На практике применяются самые изощренные схемы. Так, желтый металл якобы обездвиживается в одной из африканских стран. Злоумышленники предоставляют документы о фактическом наличии металла, создается компания по управлению активами, которая затем распродает «золотой фонд». Когда кто-то из вкладчиков хочет выйти из траста, ему выплачивают средства за счет новых вкладчиков, и схема продолжает работать как финансовая пирамида. При этом в общем потоке могут участвовать и собственные деньги злоумышленников, проходя таким образом чистую легализацию, поскольку после развала пирамиды вряд ли кто-то сразу заподозрит ее участников.

На рынке драгоценных камней действуют практически те же схемы, что и на рынке золота. Однако число регионов, где добываются драгкамни, можно пересчитать по пальцам, кроме того, происхождение камней установить гораздо легче, чем золота.

В FATF утверждают, что от 5% до 10% добытых алмазов, например, воруется на этапе движения камней от рудников до витрины магазина. Главной «черной дырой», где исчезает поток добытых алмазов, является Западная Африка. Торговля оружием и наркотиками в этой части черного континента связаны с реальным движением ценностей в регионе. Как правило, полученные в этих странах золото и драгоценные камни оседают в арабских странах и далее попадают в Азию. Недавно FATF пополнилась новыми членами – крупнейшими производителями алмазов в мире - ЮАР и Россией, что, безусловно, должно облегчить мониторинг на данном рынке.

Анализ криминальной хроники и приводимых FATF примеров говорит о том, что установить и поймать злоумышленников весьма сложно, и здесь по-прежнему большую роль играют случайности. Например, часто при контроле на внутренних рейсах в аэропортах выявляют огромные суммы наличности, и дальнейшее расследование в отношении фигуранта, перевозившего наличность в чемоданах, дает возможность определить нелегальный источник средств. Около 30% дел об отмывании денег раскрывается в процессе расследования ранее совершенных преступлений.

Кто не любит оффшоры?

Если FATF говорит, что страна не участвует в отмывании денег, это всего-навсего означает, что законодательство этой страны достаточно жесткое и удовлетворяет экспертов FATF. Деньги продолжают отмыват