Forex публикации: Статьи



[12.06.05]

02 (52) 2004 В последние месяцы участники рынка FOREX стали свидетелями уникального явления: в закрытом и жестко регулируемом долларовом блоке валют вздулись денежные «мыльные пузыри». Надолго ли их хватит? Многие частные трейдеры понесут потери, когда «раздутые» периферийные валюты начнут лопаться. Сколько мелких игроков от этого пострадает?

За последние несколько лет на мировом валютном рынке FOREX образовалось несколько блоков валют, которые отличает степень их зависимости от доллара США (привязка национальных экономик к США и выбор политических предпочтений их правительств с оглядкой на Америку). Основной блок (G3) включает в себя три важнейшие региональные валютные пары: EUR/USD, EUR/JPY и USD/JPY. Ежедневные объемы торгов по ним на спот-рынке в несколько раз превышают торги по любой другой твердой валюте.

Так называемый долларовый блок валют (GBP/USD, AUD/USD, NZD/USD и USD/CAD) отличает жесткая привязка к лидеру (доллару США), а также сильная корреляция с основными мировыми товарными индексами [1]. Именно поэтому три из рассмотренных четырех валютных пар (исключение – стерлинг) часто называют «товарными» валютами.

И, наконец, третий блок – евровалюты – включает в себя ряд популярных на FOREX пар: USD/CHF, EUR/GBP, EUR/CHF, EUR/NOK, EUR/SEK. Часто сюда же относят и GBP/USD – в этом проявляется дуализм этой валютной пары.

Главная особенность ушедшего года – вздувшиеся «мыльные пузыри» валют на периферии долларового блока: NZD, AUD и GBP. Курсовые эволюции основных мировых валют в ушедшем году во многом формировались под воздействием рынка G3. При этом происходившие девальвации доллара США относительно большинства мировых валют в первую очередь тестировались на иене. Поэтому главный риск для доллара и в 2004 г. исходит от успеха американских политиков в стремлении изменить расстановку сил на азиатском валютном рынке. Аналитики напоминают, что 5 крупных азиатских стран – Китай, Япония, Малайзия, Tайвань и Южная Корея – обеспечивают 44% объема всего американского торгового дефицита. «Если эти страны не откажутся от активной поддержки низкого курса своих валют к доллару, их центральные банки будут вынуждены и далее проводить существенные покупки американских финансовых активов, особенно государственных облигаций», – говорят экономисты. Однако если азиатские страны пойдут на уступки США, их спрос на казначейские векселя и бонды уменьшится, и тогда степень последующей девальвации американского доллара может быть просто ужасна для всего мирового сообщества.

Что касается канадского доллара, то правительство этой страны всячески старается не допустить чрезмерного раздувания такого «пузыря», и ему пока это удается.

Вслед за Японией в Америке В последние двадцать лет мир часто был свидетелем «финансовых пузырей». Так, в 1980-х годах японские компании «раздули» свои активы до невероятных размеров, используя акции и недвижимость в качестве залога для получения дешевых банковских кредитов. С помощью этих кредитов они осуществляли все новые и новые инвестиции, стремясь как можно больше увеличить размер собственности и объемы производственных мощностей.

Однако инвестиционный бум в Японии зашел слишком далеко. Созданные им горы богатств оказались призрачными и обвалились, погребя под собой надежды и ожидания миллионов инвесторов. В 1990-х годах, пока Япония расхлебывала свалившиеся на нее проблемы, Америка резко пошла в гору, чему способствовало стремительное развитие отраслей hi-tec. Оно стало возможным благодаря несметным капиталовложениям в продуктивные технологии, росту числа акционеров, а также политике глав крупных компаний, которые регулярно представляли лучшие, чем ожидалось, квартальные отчеты.

Условия возникновения В последнее время эксперты приводят много доводов, почему крах американского «пузыря», раздутого в результате чрезмерных инвестиций в технологический сектор, медиа, Интернет и телекоммуникации, – вкупе с последовавшим за этим 33-месячным медвежьим рынком, оказавшимся худшим в истории целого поколения, – не повлек за собой затяжную экономическую стагнацию.

Говоря о рыночных «пузырях», председатель ФРС США Алан Гринспен отметил, что их образованию способствуют, по иронии судьбы, позитивные экономические факторы: низкая инфляция, экономическая стабильность, низкая премия за риск плюс технологические инновации, создающие возможности для выгодных инвестиций. «Условия, характеризовавшиеся продолжительной низкой инфляцией и низким риском, объединились с революционными технологиями и произвели «пузырь» последних лет», – сказал Гринспен.

«Но всегда ли такие условия создают «пузырь»? – продолжил он. – Представляется невероятным, чтобы всплеск инноваций в ближайшем будущем произвел на свет новый «пузырь» больших размеров».

Глава ФРС полагает, что инвесторы стали осознавать, что стоимость активов в конечном итоге должна быть подкреплена непрекращающимся потоком прибылей. Таким образом, еще одно необходимое условие для возникновения «пузыря» состоит в том, чтобы прошло достаточное время, которое размыло бы болезненные воспоминания инвесторов о предыдущем лопнувшем «пузыре».

Кредитные «пузыри» В экономиках стран долларового блока ставки рефинансирования необычно долго держались на относительно низких уровнях. Понятно, что с угрозой сползания мировой экономики в рецессию это было стратегически оправданно при наличии низкого инфляционного давления. Как следствие, каждый из исследуемых регионов культивировал местные кредитные мыльные «пузыри». В каждой из рассматриваемых стран это проявлялось в первую очередь на рынках ипотечного кредитования и буме риэлтерских услуг. Региональные центробанки контролировали издержки и умеренные размеры мыльного кредитного «пузыря» посредством постепенного повышения базовых учетных ставок.

Эксперты отмечают, что перспективы кредитного рынка стран долларового блока в обозримом будущем представляются не слишком оптимистичными, поскольку вслед за наблюдавшейся в последнее время мощной приливной волной неизбежно наступает отлив. После того как темпы экономического роста в этих странах пошли на спад в 2000 – начале 2003 гг., банки и другие заимодавцы продолжали наращивать объемы кредитования с головокружительной быстротой. Этому в значительной степени способствовали исторически низкие процентные ставки, установленные национальными центробанками.

Последние четыре года в Австралии, Новой Зеландии и Великобритании наблюдались два частично перекрывающих друг друга кредитных «пузыря». Один из них, чье формирование было связано с крупномасштабным кредитованием местных компаний hi-tec, уже лопнул с оглушительным треском. В результате число кредитов этим корпорациям резко сократилась. Но другой риск – почти неограниченное предоставление кредитов потребителям – еще есть. Фактически он стал одной из главных движущих сил, поддерживающих экономический рост, и поэтому прогнозируемое ослабление сферы потребительского кредита может больно ударить по исследуемым экономикам.

Конъюнктура рынка потребительских кредитов в странах долларового блока начала постепенно ухудшаться с конца 2002 года. Аналитики связывают снижение темпов роста потребительского кредита с возросшей финансовой осторожностью людей в условиях ослабления рынка труда, падения фондовых региональных рынков и увеличения геополитических рисков.

«Ниже первоклассного уровня» Нельзя забывать и о негативном влиянии на объем потребительского кредита искусственно активного рефинансирования ипотечных кредитов. В 2002 г. в странах долларового блока оно достигло рекордного уровня. Это стало следствием значительного понижения ипотечных ставок, которые многократно били рекорды минимумов.

Эта же тенденция сохранилась и в первой половине 2003 г. Получая при рефинансировании дополнительные дешевые кредиты, многие люди использовали их для погашения дорогих кредитов по кредитным картам, т. е. строились пирамиды долгов. Как следствие, и объемы просроченных платежей по кредитам, и частота случаев ареста собственности за неуплату долга, когда должники лишаются права выкупа заложенного имущества, достигли многолетних максимумов.

Эксперты полагают, что в 2004 г. новой проблемой становятся именно ипотечные кредиты «ниже первоклассного уровня». Обычно они выдаются заемщикам, имеющим слабые места в кредитной истории, а в отдельных случаях – даже не имеющим кредитной истории.

Когда общество «протрезвеет» Учитателя может возникнуть вопрос: почему высокие темпы роста кредитов вообще следует рассматривать как проблему в период, когда в экономике этих стран наблюдается устойчивая или близкая к тому фаза роста нового бизнес-цикла? Но если цены растут главным образом из-за искусственного ажиотажа в сфере кредитования, они могут резко упасть, когда общество в этих странах «протрезвеет».

Другими словами, чтобы экономический рост был устойчивым, нужно нечто большее, чем наращивание кредитов, стимулирующее  подъем цен.

К тому же, если исследовать спрэды доходности государственных долговых обязательств с разными сроками погашения, то можно уидеть, что в последнее время они резко увеличились, сигнализируя, что ставки по долгосрочным облигациям значительно выше, чем по краткосрочным. Эта ситуация весьма выгодна кредиторам. Однако история учит, что искусственные тренды в динамике уровней доходности не могут сохраняться в течение длительного времени. Либо экономика восстановится, и ставки по краткосрочным обязательствам пойдут вверх, ограничивая банковские коэффициенты прибыльности и стимулируя рост ставок по ипотечным кредитам; либо ставки по долгосрочным обязательствам снизятся, сигнализируя, что восстановление экономики застопорилось, а значит, можно ждать существенного увеличения числа невозвратов кредитов.

Денежные мыльные «пузыри» Другая общая картина долларового блока – завышенные базовые процентные ставки. Многие оценочные эконометрические модели дают для AUD, NZD и GBP соответственно 19%, 10% и 12% перекупленности по сравнению со средневзвешенным базисом (оценочными истинными значениями) для AUD/USD = 0.64, NZD/USD = 0.60, EUR/GBP = 0.77 и GBP/USD = 1.71 [1].

То, как вели себя эти валюты в январе 2004 г. (достаточно сказать, что курс фунта вырос за это время более чем на 2%), наглядно продемонстрировало всему миру панику и ажиотаж на этих рынках, когда многие крупные инвесторы брали их в обмен на доллар США с мыслью и сожалением: «Почему я не купил их два месяца назад?». Исследование мыльных «пузырей» долларового блока очень полезно проводить не только на спо-товом рынке, но и на форвардном и особенно на своповом [2].

Сделки на рынках валютных свопов позволяют минимизировать накладные расходы, которые несет трейдер при заключении форвардного контракта. Поэтому валютные свопы играют все большую роль не только в арбитражных операциях, цементируя между собой различные секторы международного валютного рынка на неглубоких инвестиционных горизонтах, но и в процессах хеджирования открытых валютных позиций на более глубоких инвестиционных горизонтах.

Многие транснациональные корпорации также используют своповые сделки (swap transactions) для хеджирования своих валютных позиций и пересчета финансовых отчетов. Примером такой сделки может служить корпорация, которая осуществляет конверсионные валютные операции на спот-рынке FOREX и тут же совершает оффсетную сделку на рынке форвардов (конечно, по форвардной цене).

В «сухом остатке» для компании результатом такой операции является то, что она получает иностранную валюту на нужный срок в обмен на другую валюту. Свопы позволяют перемещать средства между корпорациями на короткие сроки, что дает возможность брать в долг по фиксированной цене оборотные средства в нужной валюте и инвестировать временно свободные капиталы на короткие периоды, а значит, получать прибыль вне условий валютного риска. Это также способствует раздуванию «пузыря», поскольку сейчас выгодно брать взаймы периферийные валюты долларового блока по фиксированной ставке с надеждой на ее повышение в ближайшие месяцы. В январе 2004 г. 12